Монгольское слово означающее слоеный пирог

Монгольский язык родина русский матов.


Говорите "Монгольского ига не было". Монголия - родина русского мата. Язык матов вовсе не великий и вовсе не русский
Русским стыдно признать, что они были рабами у монголов. Выдумывают историю, типа никогда не было ига и рабства.

Буряты - один из монголоязычных народов. Когда первые русские начали осваивать Бурятию - название которое они дали бурятам знаете какое было? - Братский народ. И первая крепость, построенная русскими в Бурятии так и называлась - Братск.

В русском языке присутствуют монгольские заимствования, которые отсутствуют в украинском языке.

караул qaraul совр. монгольский
малахай malaqai, malaai совр. монгольский «шапка»
тьма , (тюркское) темень (исходно о большом количестве людей) предположительно от tmen «десять тысяч» (войсковое подразделение) совр. монгольский «десять тысяч»
ямщик (тюркское)jam «дорога» совр. монгольский «дорога»
ясак «дань» (тюркское) jasa совр. монгольский «правительство», «правление»

Как известно, в Империях Чингисидов государственным языком был тюркский язык. Тюркских заимствований в русском языке больше чем предостаточно.

Тюркские заимствования в русском языке :

айран
алтын — золото, золотой
алый
арба — телега
аргамак
аркан — узел
атаман
бабай — (татарский бабай, babay) — старик
балаган — верхняя комната, комната над главным входом
балык — рыба
барс
барыш
батрак
баул — тюк
башка — (татарский, турецкий) — голова
башлык — шапка, начальство
башмак — обувь
безмен (бизмэн) — весы
ни бельмеса — (татарский belms) — не знает
беркут — орёл
бешбармак, бесбармак, — пять(биш) пальцев
богатырь — (турецкий bahadr)
боярин — (татарский) — богатый, влиятельный человек
буерак
бунчук
буран
бурундук (бурындык)
бушлат — телогрейка
войлок — ойлык - покрывающее
даг
деньги — тенге — денежная единица
дурман
епанча
ералаш (аралаш) — вперемешку
есаул
ичиги
ишак — осёл
кабан
кавун- тюрк. дыня
кадык
казак
казан, казанок
каймак — сметана, сливки
казна, казначей, откуда рус. казначейство.
калач
камыш
карагач
караковый, каракуль
каракули — каракулу — запись
карандаш — (татарский, турецкий) — черный камень (графит)
караул
карга — от татарский
карман
катык
кибитка
кирпич
кирдык — от татарский — войдя
колпак
колчан
колымага
кочевник
кошма
курага
курган
кумыс
кушак
лафа
лошадь
майдан — от перс. площадь
мурза — князь
набалдашник — от baldak — эфес, рукоятка
отара (утар)
папаха — шапка
пахан — от турецкий bakan — надсмотрщик, в совр. зн. «министр»
сабантуй
саман
стакан
сургуч
сурок
табун
таракан
тюрьма
тузлук
туман
тюбетейка
ура
урюк — сушеный абрикос
утюг
хан
каган
харч
чалый — (о масти лошади) — (татарский — седой, с проседью)
чебурек — мясо, пирожок
чекмень
чемодан
чепрак
чердак и чертог — cartak — балкон, верхняя комната
чехарда
чебурахнуть
чубук
чугун
чулан — кладовая
чурбан
шалаш
шамдал — подсвечник
шатёр — чатыр — палатка
шашлык
юрта — йорт — дом


Похожие записи:


1. Слоеный пирог с тыквой рецепт
2. Фытыр египетский слоеный пирог с кремом магалябия
3. Торт из песочного печенья без выпечки
4. Яблочный пирог на кефире без яиц
5. Рецепт творожного чизкейка без выпечки



zamkosmopolit

Peace! Love! Shawarma!

Монголия является отличной страной для мясоедов и чрезвычайно сложной для вегетарианцев. Практически каждое блюдо здесь содержит мясо или продукты животного происхождения. В целом, местная кухня носит исключительно мужской, суровый характер, гармонично продолжая общую неприхотливость монгольского быта. Выбор блюд не отличается разнообразием, а еще недавно, говорят, он был и того меньше. Но, тем не менее, поесть в Монголии можно достаточно сытно, вкусно и дешево.

Большая часть монгольского общепита - это небольшие кафешки со спартанским интерьером. Заведения либо предлагают "широкий" ассортимент блюд, либо специализируются на каком-то одном виде еды - например, на буузах или хуушуурах (о них ниже). Внешний вид монгольских кафе способен вызвать подозрения в полном отсутствии норм гигиены, но в реальности все не так страшно - лично я, за месяц, проведенный в стране, ни разу не испытывал проблем со здоровьем.

В провинциальных городках наибольшая концентрация кафе, как правило, вокруг местного рынка. А при передвижении из города в город, водители автобусов и такси останавливаются перекусить в придорожных кафе. Что удивительно, цены в таких заведениях практически не отличаются от городских (в то время как во многих странах они заметно выше).

Позавтракать можно за 1500-2000 тугриков (доллар-полтора). Обед обойдется в районе 3000-4000 (примерно два-три доллара). Иногда бывает так, что цена, написанная в меню, не соответствует той, что с вас потом запросят, поэтому лучше ее заранее устно уточнить. Чаевые в Монголии давать не принято.

Как и в России, еда в монгольском общепите делится на первые, вторые и третьи блюда. Порции, как правило, большие, рассчитанные на голодного мужчину. Но в некоторых заведениях можно выбрать между большой порцией (бутэн) и поменьше (хагас).

Названия первых и вторых блюд чаще всего состоят из двух слов. Второе слово обозначает вид еды: "шол" - суп, "хуурга" - второе блюдо. А первое слово указывает на ингредиент, являющийся лейтмотивом блюда, и оканчивается суффиксом "-тей" (или "-той", "-тай" и т.д. в зависимости от предшествующей гласной), который по-монгольски означает "с [чем-то]". Например, "ногоотой шол" - суп с овощами, или "будаатай хуурга" - второе блюдо с рисом.

Традиционный монгольский суп - хар шол, что в переводе означает "черный суп". Это темный мясной бульон с нарезанным мясом и жиром. Порция стоит около 4000 тугриков.

Часто встречается модификация с пельменями, называемая банштай хар шол и стоящая обычно чуть поменьше (порядка 3500).

Помимо этого есть еще несколько разновидностей супов, стоящих в районе 2500-3500 тугриков.

Гурилтай шол - суп с лапшой.

Ногоотой шол - овощной суп.

Хуйцаа - "сборная солянка" из всего, что под рукой.

Банштай цай - монгольский чай с пельменями. В отличие от русских, монголы привыкли пить чай с молоком, маслом и солью. Поэтому в него вполне можно добавить и пельмени, чтобы получилась полноценная еда.

Второе блюдо по-монгольски называется хуурга. В местных кафе под таким названием подают смесь из мяса, риса, нескольких видов салата или картошки и дополнительного ингредиента, служащего лейтмотивом блюда. Повторюсь, мясо там есть по любому, даже если само блюдо называется, например, "второе с сосисками" - в данном случае сосиски будут лишь добавлены к мясу. Чаще всего используют баранину или мясо яков (которые здесь заменяют коров). Несколько раз я видел домашних свиней, но блюда из свинины мне не попадались. Стоят вторые блюда в районе 3000-3500 тугриков.

Ондогтэй хуурга - второе с яйцом. Курятина в Монголии встречается редко и стоит дорого. Гораздо чаще в кафе подают омлет, который, впрочем, тоже считается своего рода деликатесом. Заметьте, мясо на этом блюде лежит внизу под омлетом.

Чинжуутей хуурга - второе с болгарским перцем.

Гуляш. он и в Монголии гуляш.

Хучмал - слоеная запеканка из картошки и мяса.

Пунтуузтэй хуурга - смесь с прозрачной крахмальной лапшой (фунчозой).

Лапша, приготовленая по-монгольски, называется цуйван. Ее делают вручную. Сначала отдельно готовят лапшу и мясо с овощами, а потом все вместе обжаривают.

Еще одно традиционное местное блюдо - бууз, приготовленная на пару баранина в тесте. Одна штучка стоит порядка 300-400 тугриков.

Хуушуур - обжаренный в масле пирожок с бараниной. Хуушууры могут быть тонкими и широкими, как наши чебуреки, или маленькими и плотными, как обычные пирожки. Одна штука стоит 400-600 тугриков.

Традиционный монгольский хлеб - мантуу - готовится на пару.

Из напитков чаще всего подают суутэй цай - монгольский чай с молоком, маслом и солью. Чашка или пиалка стоит 300-400 тугриков.

Ну и, конечно, есть всякие липтоны-нескафе и разные прохладительные напитки. Иногда подают недорогой домашний компот (по-монгольски, шуус).

Напоследок, небольшой словарь. О словообразовании названий блюд см. выше.

Мах - мясо
Хонины мах - баранина
Ухрийн мах - говядина
Тахианы мах - курятина
Суул - жир

Ааруул - домашний сыр
Байцаа - капуста
Банш - пельмени
Бин - блинчик
Бооронхий - тефтели
Будаа - рис
Вандуй - горох
Гурил - лапша, макаронные изделия (дословно означает муку)
Далайн байцаа - морская капуста
Зайдас - сосиска
Кимбаб - японские роллы (таки, они и до Монголии добрались!)
Лууван - морковь
Нарийн - нарезанный
Ногоо - овощи
Огурци - огурец
Ондог - яйцо
Пунтууз - прозрачная лапша
Салад - салат
Сонгино - лук
Томс - картошка
Хавирга - ребро
Хачир - квашеная капуста
Хиам - колбаса
Чинжуу - болгарский перец
Шарсан - жареный

Айраг - кумыс
Архи - водка
Суу - молоко
Ус - вода
Цай - чай
Шуус - домашний компот или фабричный сок



Значение слова « Пирог »


В словаре Ожегова

ПИРОГ, -а, м. Печеное изделие из раскатанного теста с начинкой. Сладкий п. П. с мясом, с грибами, с капустой. Поживиться от общего пирога (перен.: урвать что-н. для себя; неодобр.). Пригласить на пироги кого-н. (чтобы угостить пирогами). * Вот такие (какие) пироги (прост, шутл.) - вот как обстоят дела, вот что получилось (обычно о чем-н. сложном, неприятном). || уменьш. пирожок, -жка, м. || прил. пирожный, -ая, -ое и пироговый, -ая, -ое. П. противень.

В словаре Ефремовой

Ударение: пиро́г м.

  1. Мягкое выпечное изделие из раскатанного – обычно дрожжевого – теста с начинкой.
  2. перен. разг. Источник материальных благ, средство наживы.

В словаре Фасмера Макса

пиро́г
род. п. -ога́, укр. пирíг, род. п. -ога́, блр. пiро́г, чеш., слвц. piroh, польск. pirog.
Образование с суф. -оgъ (ср. Вондрак, Vgl. Gr. 1, 629) – от pirъ (см. пир); ср. Мi. Vgl. Gr. 2, 283; И. IIIмидт, KZ 23, 292. Другие предполагают праслав. *руrоgъ, связанное с др.-русск. пыро "полба" (см. пырей, пыро), откуда получено *pirogъ в результате преобразования по народн. этимологии в связи с пир (Соболевский, РФВ 66, 348; Преобр. II, 60). Невероятно сближение с *рьrаti "бить, колотить" (Бернекер у Янко, WuS 1, 98) или с лит. spìrgti, spìrgau "поджаривать (кусочки сала)", вопреки Фортунатову (ВВ 3, 69), Гуйеру (LF 36, 59). Невозможно произведение от ст.-слав. пира "сума" (см. выше пи́ра), т. е. якобы "пирог на дорогу" (Штрекель, AfslPh 28, 512), потому что это греч. заимствование имело слишком незначительное распространение и его как раз не было у зап. славян, в то время как южн. славяне не знают слова *рirоgъ. Невероятно также, ввиду отсутствия этого слова в южн.-слав., происхождение из чув. pürǝk, крым.-тат., тур., чагат. böräk "пирог с мясом", вопреки Рамстедту (KWb. 67), Рясянену (FUF 29, 198; ZfslPh 20, 448). Лтш. pìrãgs "пирог", эст. piirag "пирог", фин. piiras (основа *рiirаа- с новым -s в фин.), карельск., олон. piiroa "пирожок"; см. М.–Э. (3, 233), Миккола (Berühr. 62), Сетэлэ (YÄН 61 и сл.), Фасмер (RS 6, 185 и сл.) против Шахматова (Bull. dе l᾽Асаd. dеs Sс. dе St. Pétersbourg, 1911, стр. 810), который считает фин. слово заимств. из праслав. Неудачно произведение из греч. πύργος "башня" (Якобсон, Slav. Word 2, 616) как в фонетическом или в семантическом отношении, так и с точки зрения географии слов. Не имеет ничего общего слово пиро́г с местн. н. Пирогоща, которое происходит от имени собств. Пирогостъ и не может быть сближено с греч. πυργῶτις.

В словаре Д.Н. Ушакова

ПИРО́Г, пирога, ·муж.
1. Кушанье - хлебное печенье, преим. из сдобного слова-Теста">теста с слова-Какой-нибудь">какой-нибудь начинкой. слова-Пирог">Пирог с грибами, с мясом, с рыбой, с капустой. слова-Сладкий">Сладкий пирог (с вареньем, яблоками и т.п. ). слова-Отрезать">Отрезать слова-Ломоть">ломоть пирога. слова-Печь">Печь пироги. «Ешь пирог с грибами, а слова-Язык">язык слова-Держи">держи за зубами.» ( посл. ).
2. То же, что слова-слова-Торт">торт" title='что такое слова-Торт">торт, слова-Значение">значение слова слова-Торт">торт в словаре Ушакова'>слова-Торт">торт (·разг. ).
3. Ситный или пшеничный хлеб, булка (·обл. ).
Общественный или казенный пирог (·публиц. ирон. ) - употр. для обозначения общестенного или государственного достояния, которое грабительски расхищалось взяточниками и казнокрадами из чиновно-бюрократического аппарата царской России. слова-Пирог">Пирог с казенной начинкой (·публиц. ирон. ·устар.) - то же, что общественный пирог. «Легионы сорванцов, у которых на слова-Язык">языке "государство", а в мыслях пирог с казенной начинкой.» Салтыков-Щедрин.

В словаре Синонимы 4

баничка, ватрушка, кулебяка, лестовка, пирожок, растегай, рыбник, тарталетка


Читайте также:


1. Хлеб из льняной муки в хлебопечке рецепты
2. Как приготовить капусту для пирожков в духовке
3. Отрывной пирог с яблоками нереально вкусно
4. Пирог на кефире с тыквой в духовке
5. Рецепт песочного пирога с вареньем в духовке



Что (кто) бывает слоёным:
(определения приводятся в именительном падеже)


Сочетаемость слова «слоёный»

Делаем Карту слов лучше вместе

Привет! Меня зовут Лампобот, я компьютерная программа, которая помогает делать Карту слов. Я отлично умею считать, но пока плохо понимаю, как устроен ваш мир. Помоги мне разобраться!

Спасибо! Я стал чуточку лучше понимать мир эмоций.

Вопрос: мистический — это что-то нейтральное, положительное или отрицательное?

Ассоциации к слову «слоёный»

Синонимы к слову «слоёный»

Предложения со словом «слоёный»

  • Гарнир: кнели из утиного фарша со сливками и трюфелями. Отдельно подаются маленькие пирожки из слоёного теста с начинкой пюре из гусиной печени.
  • Пробираться среди хаоса искорёженного металла было непросто. Вообще-то стены напоминали слоёный пирог, над созданием которого трудились отнюдь не кулинары.
  • Они заказали кофе и булочки из слоёного теста с яблоками и лимоном.
  • (все предложения)

Значение слова «слоёный»

СЛОЁНЫЙ, -ая, -ое. Приготовленный особым образом и расслаивающийся на тонкие слои после выпечки (о тесте). Слоеное тесто. || Сделанный из такого теста. Слоеная булочка. Слоеные пирожки. (Малый академический словарь, МАС)

Отправить комментарий

Дополнительно

Значение слова «слоёный»

СЛОЁНЫЙ, -ая, -ое. Приготовленный особым образом и расслаивающийся на тонкие слои после выпечки (о тесте). Слоеное тесто. || Сделанный из такого теста. Слоеная булочка. Слоеные пирожки.

Предложения со словом «слоёный»:

Гарнир: кнели из утиного фарша со сливками и трюфелями. Отдельно подаются маленькие пирожки из слоёного теста с начинкой пюре из гусиной печени.

Пробираться среди хаоса искорёженного металла было непросто. Вообще-то стены напоминали слоёный пирог, над созданием которого трудились отнюдь не кулинары.

Они заказали кофе и булочки из слоёного теста с яблоками и лимоном.



Рассказ: «Слоеный пирог»

Светлой памяти моей бабушки Евдокии посвящается.

Первое тепло втянуло в себя еще не настоявшиеся запахи лета. Заклубившаяся по придорожью трава, густо присыпанная лепестками отцветающих вишен, заправила воздух пряной горечью, начисто вытеснив прокисший дух отсыревшей земли. После майских ливней все вокруг набухло и сочилось, как слоеный ягодный пирог, который баба Вера пекла по большим праздникам. Сегодня как раз был такой день – день рождения внука Сережи. Мальчику перевалило за тридцать. Он защитил кандидатскую диссертацию по прикладной математике и принялся за докторскую. До последнего времени жениться не спешил, был домоседом, сластеной и книголюбом. Вера Егоровна гордилась внуком, одобряла его холостяцкий образ жизни и не разделяла страхов дочери Антонины, что Сереженька засиделся.

– Дело большое, – цедила она сквозь зубы в ответ на истеричные всплески Тониных стенаний. – Успеет еще, чай, не девка, чтобы с годами в цене падал.

Тесто для пирога замешивалось как-то неохотно – липло к рукам, собиралось в комок, и баба Вера знала, что это неспроста .

– И что это за имя такое – Майя? – бурчала она под нос. – Все равно, что Марта. Ведь не русское же. И фотографию не показал, небось, носатая и очкастая.

Все это имело отношение к девушке, которая должна была придти сегодня вечером в их дом, сесть с ними за стол, есть этот самый пирог и знакомиться с мамой и бабушкой Сергея. Ясно для чего – невеста. Об этом внук уже объявил, и на ее памяти она – первая, кого он решил привести на смотрины.

Тоня суетилась возле стола и в сотый раз перекладывала с места на место тарелки. Красный халат, голова в бигудях и тяжелый второй подбородок делали ее похожей на генерала Кутузова, склонившегося над картой военных действий.

Не хватало только черной повязки на глазу, но свирепо-сосредоточенное выражение ее лица компенсировало эту недостачу.

– Мама! – рявкнула басом Тоня, тряся в воздухе ножом, – а где вилочки для рыбы? Ты куда их засунула? В ящике нет, в коробке тоже.

Вера криво усмехнулась и посоветовала дочке вспомнить, когда и кому из соседей она их одалживала.

– Опять ты за своё! Да не брала их Белла! Чуть что – сразу она. Между прочим, когда Белла что и одалживает, так всегда возвращает чистеньким, отмытым, отглаженным, не то что эти Курдюковы. После них противно вещь в руки взять, а ты им даешь. А вот когда Белла приходит, так ты – морду ящиком. Думаешь, я не знаю почему? А просто для тебя фамилия Курдюковы гораздо приятнее, чем фамилия Мильштейн. Мне надоели твои мерзкие штучки – щупаешь, проверяешь, зудишь, что Белла все подменила. И про её еврейскую хитрость уже слышать не могу. Помнишь, как ты серебряную ложку в мусорное ведро уронила, а Беллу воровкой обозвала? А потом, вместо того чтобы извиниться, вспомнила про Исход. На смех курам! Что ты несла, забыла? Евреи, мол, одолжили у египтян на три дня золотую и серебряную посуду, а потом с этими тарелками сбежали. И по пустыне сорок лет ходили, лишь бы награбленное не возвращать. Как тебе не стыдно? И причем тут Белла? Ты, мать, эти дела брось. Чтоб ты знала: у Сережкиной невесты дядя в Израиле, и родители ее туда собираются. Может, и молодые вырвутся, если поженятся. Ты глаза-то открой. Посмотри, что вокруг делается.

Баба Вера насупилась и ничего не ответила. Ей, и правда, уже давно не нравилось все, что происходило в стране. Война не война, а продуктов опять не хватает. Теперь в магазинах и с мукой перебои, и масло – польское, ничем не пахнет, и куры, что ли, нестись перестали. А этот – в телевизоре, на танке стоял, руками махал, а вокруг толпа кричала: “Яйцы! Яйцы!”. Это ей тогда так послышалось, а оказалось, что народ кричал: “Ельцин! Ельцин!” Вот и докричались. Лучше бы яиц потребовали. Теперь вот даже на пирог не хватает. Искромсали на кусочки большую страну. И что хорошего? Где живем – сами не знаем. Только все равно – незачем уезжать. Стыдно ведь! За колбасой, что ли? За ней можно и в столицу съездить, ближе будет. Ишь, чего удумал внучок! Уедут они, как же. Пока жива – не дам. Костьми лягу. Да, ничего не скажешь, хороша невесточка. Гнать ее надо, поганой метлой гнать.

Пирог не удался. Кислые мысли и камень на душе отняли у теста легкость, а у начинки сладость, а может, во всем был виноват продуктовый дефицит.

Баба Вера косилась на девушку и не понимала, что мог Сережка в ней найти. Худая, чернявая, только нос торчит. А характер, сразу видать – не сахар: брови густые сводит, губы поджимает. Ох, намается с такой девкой, держись. Но аппетит хороший – во как пирог уплетает. Небось, ее бабка такой не делает. Сейчас спрошу.

– Майя, может, тебе добавочки? – как можно равнодушнее предложила Вера. – Наверное, твоя бабуля пирогов не печет?

Майя чуть не подавилась, поймав на себе змеиный взгляд старушки. Она отложила кусок пирога и, не отводя глаз, негромко, но жестко ответила.

– Не печёт. Во время войны ее саму в печь отправили. Сначала в газовую камеру, а потом в печь. Вам должно быть знакомо слово Холокост, если нет, то я вам расскажу историю моей семьи.

Ее смуглое тонкое лицо пошло красными пятнами, глаза заблестели, а баба Вера тяжело встала из-за стола и шаркая пошла на кухню. По дороге она успела проворчать, что нечего тут пугать холокостами – сами все видели и лучше вашего знаем, что и как.

Антонина выбежала за ней следом и прикрыла за собой дверь на кухню. Оттуда была слышна невнятная словесная перепалка на повышенных тонах.

Сергей пытался удержать Майю, которая рвалась к двери и твердила, что ни минуты не останется в их доме. Он схватил ее в охапку, рискуя получить зонтиком по голове, и крепко встряхнул.

– Майка, ты с ума сошла? Из-за чего?! Она же ничего такого не сказала! Ну, брось! Бабка вредная, но добрая, вот увидишь.

– Ты заметил, как она меня глазами сверлила? Понимаешь, я кожей чувствую, что она меня уже ненавидит. Пойдем, пожалуйста. Я перед мамой твоей извинюсь, она хорошая, но не могу я, пойми, а то расплачусь.

Они стояли, обнявшись, у Майкиного дома. Разлипаться не хотелось. Вечернее небо густело и наливалось темнотой. На его фоне профиль девушки, казалось, был вырезан из белого картона. Майя окаменела, смотря куда-то вдаль или, наоборот, вглубь себя. Сергей любовался ею и все старался как-то растормошить. Ничего интереснее не придумав, просто осторожненько подул в ухо.

– Вся белая, а уши красные. Горят, значит кто-то о тебе вспоминает.

Майя повернула лицо, и он увидел горящие угольки глаз. Вот куда надо было дуть. Слезы, которые в них проступили, казалось, сейчас закипят.

– Сереженька, ты ведь не передумаешь, правда? Я боюсь, что ты не сможешь просто наплевать на своих бабку и маму.

– Ну, во-первых, между ними единства взглядов не наблюдается. Мама – это одно, а бабуля – совсем другое. Как я сказал, так и будет. Через три месяца свадьба, а потом – радостные проводы молодой семьи на Землю Обетованную. А потом – “суп с котом”. Приедут обе, как миленькие, что им тут без меня делать? Кстати, у нашей бабули в Израиле подруга детства живет. Ее, кажется, Раей зовут. Мать рассказывала, что были они не разлей вода, но потом та уехала, а бабка наша из вредности ни на одно письмо не ответила. Ей даже посылки оттуда приходили, а она их отсылала назад.

– Вот видишь! А ты говоришь: “Приедет, как миленькая”. Да твоя бабулька, наверное, и на свадьбу-то не придет. А я так мечтала понравиться. У меня комплекс семейной недостаточности. Все говорят, что я очень похожа на свою бабушку Голду. У нас была большая семья – бабушкины сестры, их мужья, дети – всех уничтожили, кроме мамы моей – самой маленькой в семье, и дяди Иосифа, который ушел на фронт. Бабушка Голда, когда фашисты за ними пришли, просто накрыла свою маленькую дочь с головой одеялом и приказала молчать. Девочка слышала крики, автоматные очереди, но молчала. Она была очень послушной, и это ее спасло, никто не заметил ее под одеялом. Мама совсем не помнит, как оказалась в детдоме, помнит только, что долго куда-то бежала. Ей в детдоме хотели дать другие имя и фамилию, а она не могла возразить, поскольку онемела от шока, но, когда к ней вернулась речь, то гордо заявила: “Я – Манечка Левина”. Это спасло ее во второй раз, иначе бы вернувшийся с фронта дядя Иосиф не смог бы ее найти. А хочешь, я тебе бабушку покажу? Ее фотография с Иосифом всю войну прошла, а теперь с ним в Израиль уехала, но он попросил знакомого художника написать портрет Голды.

Все, кто его видят, спрашивают, чего это я так чудно одета? Меня Майей назвали в честь Победы, а хотели Голдой.

– Что лучше? Вот видишь – и ты туда же, главное, чтобы скрыть, чтобы не выпячивать, вроде физического недостатка. А если бы меня, к примеру, Марфой хотели назвать, тебе бы понравилось?

– Какая разница! Теперь вы, девушка, без пяти минут как гражданка Рубцова. Не возражаете?

Cергей улыбался, замечая, как с лица невесты сползает трагическая маска. Но вдруг Майя словно проснулась:

– Сереженька, ой, я совсем забыла тебе сказать! Я с дядей Иосифом на днях разговаривала. Он позвонил из Хайфы, ну, я ему и рассказала про нас. Он за меня очень рад. Только фамилию он менять не советует. Ты же теперь понимаешь, что она значит для мамы, для меня. Он предложил тебе тоже ее взять. Сергей Александрович Левин. Неплохо, как думаешь?

– Так, дорогая моя, а обрезание он не предлагал?

– Ну, не обижайся, пожалуйста. Если хочешь, мы тут останемся. Я, конечно, буду по маме скучать, но ты ведь со мной.

Майкины глаза опять грозились намокнуть. Она уткнулась лицом в Сережину грудь, и ее худенькие плечики дернулись. Сережа втянул запах Майиных волос – они пахли дождем. Он просунул руки под ее блузку, захотев прямо тут, сейчас, стиснув ее до хруста в костях, прислонить к дереву и заставить уступить его желанию. Майя подняла голову и легонько оттолкнула Сергея.

– Не сегодня, пожалуйста. Лучше пойдем к нам, я тебе бабушкин портрет покажу, сам увидишь, как мы похожи.

В ответ на это предложение Сергей не очень удачно пошутил, что он тоже копия бабушки в детстве.

– Ты не заметила? Мы же с ней – одно лицо.

Майя, как-то нелепо пятясь, отходила от него все дальше и дальше. Потом она закричала:

– Никогда не говори это, слышишь! Ты не похож на нее, ни капельки! А если такой, как она – уходи!

Она побежала к подъезду, как вдруг, споткнувшись, упала плашмя на асфальт.

Сергей одним прыжком оказался рядом и увидел, что ее колено превратилось в кровавое месиво. Майя угодила им прямо на железную крышку люка.

Девушка, хоть и кусала губы от боли, но была счастлива. Сережа дул на рану, называл ее Маюшечкой, кошечкой и еще сотней уменьшительно-ласкательных имен. Он нес ее на руках к дому, а она шептала:

– Ты не волнуйся, до свадьбы заживет.

– А если нет, – успокаивал он, – невесте подыщем изящные костыли.

– И туфли на шпильках, и платье в оборках, и фату в пол. Красота!

– Все будет, все, что захочешь, только не плачь.

– А я и не плачу, это от счастья.

Рассказ из сборника “К чему снились яблоки Марине” , Москва. Эксмо, 2010